Львеночек картинки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Нежные слова для любимого мужчины


картинки львеночек

2017-09-23 22:06 Еще я вязала вот такие береты картинки увеличиваются по клику, те при нажатии на них




Узнав, что бывший муж женится на молоденькой соседке, она отомстила ему с чисто женским коварством: вышла замуж за отца соседки и стала тёщей.


"Былое и дамы" (Герцен)






ИЗ ПОЭМЫ О НЕКОТОРЫХ ОСНОВНЫХ СИМПТОМАХ И СИНДРОМАХ ПОРАЖЕНИЯ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ К Если ты проснулся утром, И не помнишь день вчерашний, Но прекрасно помнишь сколько Должен Васька третий год, И понять не можешь, где ты, День ли, ночь ли, вечер? раньше? Вроде, пил, а с кем - не ясно, И сам черт не разберет, Значит надо собираться, И спокойно ехать в дурку. Там тебе про все расскажут, Все на свете объяснят, А захочешь сам разведать - Может статься очень худо. При КОРСАКОВСКОМ СИНДРОМЕ - Либо дурка, либо Ад! М Если, вроде, все нормально, Есе, как будто, как обычно, Только головокруженье, Только в ухе чуть шумит, Только рвет уже с обеда, И шатает по привычке, Только кожа все бледнее И нарушен аппетит, Значит нужно не стесняться, Взять пакет не случай рвоты, Сесть в автобус или тачку, И до дурки - прямиком! Там тебя прекрасно встретят, С нежной лаской и заботой, Потому что понимают: Это - МЕНЬЕРА СИНДРОМ. П Если ты нескладно ходишь, И медлителен в движеньях, Если плохо соображаешь, Монотонно говоришь, Если всем надоедаешь, Скажем, - вечно просишь денег, Громко шаркаешь шузами И над душами стоишь, Значит - все! Пиши пропало! Значит даже в дурку поздно. Не ходи, приедут сами. Заберут, как не крутись. Надо было раньше думать, А не ждать болезни мозга, Тут ребенку даже ясно: У тебя - ПАРКИНСОНИЗМ! Р Если грустно, если страшно, Если смотришь телевизор И читаешь про убийства, А потом всю ночь дрожишь, Если что-то беспокоит, Если срочно нужно клизму, Если - сердце, если - мерзко, Если плохо ешь и спишь, Значит действуй однозначно, И не думай сомневаться, Захвати зубную щетку, И покинь свой мрачный дом. Только дурка будет местом, Где ты сможешь не бояться, У тебя, всего скорее, Просто РЕМХЕЛЬДА СИНДРОМ. С Ну а если все прекрасно, Если - просто эйфория, Если любишь как Отелло, Если добрый как Христос, Если сны - как в раннем детстве, Если все чудесно в мире, Если ты готов ответить На любой к тебе вопрос, То скажи мне, что ты знаешь О СОЗНАНИЯ РАССТРОЙСТВАХ ? О делирии, к примеру? Об аменции? Слыхал? Эта радость не нормальна, А вот дальше - будет плохо! Поезжай-ка лучше в дурку, Там таких, как ты - завал. Я Если люди слишком странны, Если лица злы и грубы, Если ты при этом грустный, Одинокий и больной, Если женщины сварливы, И никто тебя не любит, Если все тебя забыли На неровной мостовой, Значит - ждет тебя в пустыне Старая, семь миль длинною, Серебрясь холодной кожей, Умудренная Змея. Посмотри в ее глазища, И она тебе откроет Сокровеннейшие двери Неизведанного "Я".


Дело было в 1990 г. Я выехал впервые в жизни на Запад - в Париж на две недели. Ну, естественно, культурный шок, глазение на витрины и т.п. (в Москве в то время в магазинах не было НИЧЕГО, кто помнит). Хожу и чувствую себя полным французом. Тем более, несколько фраз по-французски я мог сказать... Особенно поражало по тем временам, что по центру города ходишь до глубокой ночи - и полно открытых магазинов, всяких баров и т.п., и народ ходит. И вот иду я в начале третьего ночи по веселой улице Сен-Андре-дез-Ар, а по ней валом валит народ - где-то кончилось какое-то мероприятие. И я, чтоб пропустить поток, захожу в книжный магазин и разглядываю стенд с открытками - кошечки, собачки... Рядом стоит почтенный, благообразный джентльмен в роскошном, дорогущем мохнатом пиджаке, золотых очках (я видел - такие стоят тысячи три франков), с благородной сединой, сухим французским лицом... Я поворачиваюсь - и вижу еще один стенд, на котором тоже открытки, но - с порнографией, причем очень противной (толстые, жирные мужики и бабы). От неожиданности я, конечно, вслух говорю: - Ах, @б твою заразу во все дыры! Джентльмен в золотых очках качает головой и басом говорит: - Бл@@@, та шо ж ты так-то, братуха?